Владислав Косарев

Заповеди бойца. Майк Тайсон.
vladkosarev


Когда Иисус вернется назад, эти сумасшедшие, жадные и капиталистичные люди снова убьют его.

Сейчас для меня совершенно очевидно, что самое большое влияние на человека оказывают книги, которые он прочёл, и люди, которых он встретил. Вот что братья и сестры должны знать про книги: самое важное понимать прочитанное правильно. Хорошо уметь читать, но очень плохо уметь читать и не уметь понимать прочитанное.

До тех пор, пока мы упорны и терпеливы, мы можем получить все, что нам угодно.

На ринге главное то, что вы можете сделать после того, как вы исчерпаны. То же самое относится и к жизни.

Когда ты поднимаешься, друзья узнают, кто ты. Когда ты падаешь, ты узнаешь, кто друзья.

Не огорчайся неудачам. Падают все. Только кто-то встает быстрее, а кто-то продолжает валяться и ныть.

Бой должен длиться 13 секунд: 2 секунды на сближение, 1 секунда на удар, 10 секунд на отсчет рефери.

Без дисциплины не имеет значения, насколько ты хорош, ты ничто! Когда-нибудь ты встретишь крутого парня, который выдержит самые твои лучшие удары. И будет продолжать наступать, потому что он сильный. Не лишайся силы духа и мужества. Это время, когда дисциплина вступает в игру.

Я хочу, уважать сам себя, но не могу. Не во имя Бога или какой-либо религии, а во имя собственного достоинства. Я просто хочу делать хорошие вещи чтобы мои дети могли уважать меня.

Страх — твой лучший друг и твой злейший враг. Это как огонь. Ты контролируешь огонь — и ты можешь готовить на нём. Ты теряешь над ним контроль — и он спалит всё вокруг и убьет тебя.

Когда я дерусь с кем-то, я хочу взять его волю. Я хочу взять его отвагу. Я хочу вырвать его сердце и показать ему, как оно выглядит.

Самая трудная часть боя – это тренировка, потому что, верьте или нет, самая простая часть боя – это сам бой.

Я мечтатель. Я мечтаю добраться до звезд. Но если я упускаю звезду, я все равно загребаю полную пригоршню облаков.
Никто не хочет вставать в 4 утра и идти бегать, когда еще совершенно темно, но это необходимо. Единственная причина, почему я это делаю так рано – это потому, что я верю в то, что никто другой не делает это. И это дают мне маленькое преимущество.

Какая-то часть меня хочет безраздельной власти. Возможно, это звучит эгоистично, но это сидит во мне.

Если человек встает после падения - это не физика, это характер.

В моей жизни еще много обломков из прошлого. Все эти раны еще открыты. Знаете, жизнь – это постоянная борьба. Но я не собираюсь сдаваться. Каждый раз, когда мне хочется это сделать, я начинаю думать: "Попробую еще раз". В жизни столько гор, на которые нужно взойти. . . Умереть – легко, трудно – жить.

Некоторые парни сейчас слишком бизнес-ориентированы. Когда я дрался, мы не думали о том, останется ли у нас потом хоть доллар за душой.

Я много молюсь, но все равно попаду в ад за всё то, что сделал, но это не мешает мне радоваться жизни здесь и сейчас.

Дисциплина — это выполнение работы, которую ты ненавидишь, так, будто ты ей наслаждаешься.

Если я вижу человека в котором есть искра, я разжигаю из нее огонь.

Если я умру завтра, то мои враги умрут сегодня.

Лучше говорить с набитым ртом, чем молчать с набитой мордой.

Я собираюсь всегда жить в борьбе — так или иначе.

Фаина Раневская о необходимости работы над собой.
vladkosarev
Если ты ждёшь, что кто-то примет тебя "таким, как ты есть", то ты просто ленивое мудло. Потому что, как правило, "такой, как есть" - зрелище печальное.
Меняйся, скотина. Работай над собой. Или сдохни в одиночестве.

Фаина Раневская

Валентин Гафт Юрию Визбору.
vladkosarev
Юрию Визбору.

Попса дробит шрапнелью наши души,
Ее за это не привлечь к суду.
Часть поколенья выросла на чуши,
И новое рождается в бреду…

О, Солнышко лесное, чудо-песня!
Как мы в неволе пели, чудаки!
Пришла свобода, стали интересней
Писклявые уродцы-пошляки…

Слова — ничто, есть вопли вырожденья.
Тот знаменит, кто больше нездоров.
Кто выйдет петь без всякого стесненья,
Без совести, без страха, без штанов.

Где песня, чтобы спеть ее хотелось?
Слова — где, чтоб вовеки не забыть?
Ну, что горланить про кусочек тела,
Который с кем-то очень хочет жить?

С телеэкрана, как из ресторана,
Для пущей важности прибавив хрипотцы
Они пудами сыплют соль на раны,
Как на капусту или огурцы.

В халатике бесполая фигура
Запела, оголившись без причин…
Противно это. Спой нам, Юра,
О женской теплоте и мужестве мужчин.

Заповеди певца. Часть 8
vladkosarev
http://www.peoples.ru/medicine/physiologist/zoja_isgarysheva/index.html

Среди певцов Зоя Андреевна ИЗГАРЫШЕВА человек знаменитый и даже легендарный. Она – врач-фониатор, который лечит голос. Среди ее пациентов – и «татушки», и оперные звезды. Доктор Изгарышева не раз спасала великие голоса. Многие певцы называют ее своим талисманом. Кабинет в поликлинике Большого театра, где ведет прием доктор Изгарышева, найти очень просто: самая длинная очередь – к ней.

– Вы видите певцов в самых разных, часто экстремальных обстоятельствах. У них, правда, столь ужасные характеры, как принято считать?

– Люди, которые одарены, имеют голос, они не могут не петь. Это совершенно точно. И они борются за свое право выходить на сцену. Ведь певческий век короткий, а в театрах очень острая конкуренция, отсюда интриги. А труднопереносимые характеры не у всех. Попадаются, конечно, натуры истеричные, несдержанные, как и среди самых обычных людей. Плохой характер – это особенность конкретного человека.

– Нагрузки от профессионального пения полезны для голоса?

– Правильное пение голосовой аппарат не травмирует, а, наоборот, только поддерживает его в хорошей, тренированной форме. Если певец правильно научен, то, сколько бы он ни пел, голос будет здоров. Другое дело, что пение – это физически и психологически очень тяжелый труд, и певцу, как и любому человеку, требуется отдых. Многие певцы приравнивают свою работу к труду грузчика. Все певцы обязательно ощущают свой голос. Человек, который помешан на пении, он только просыпается и начинает мычать – пробовать голос. Все делают это по-разному, кто-то очень аккуратно, а кто-то ревет, как бык. И если вдруг певцу просто показалось, во сне приснилось, что что-то не так, он тут же бежит к нам – врачам. К сожалению, сейчас очень выросло число вокалистов-студентов, которые часто ходят лечиться. Или они не поняли педагога, или педагог требует от них того, чего они не могут. И как результат: еще ничего не достигшие в профессии «дети» имеют отеки, «мозоли» на голосовых складках.

– В таком случае вы говорите студенту открытым текстом, чтобы он подыскал себе другого педагога?

– Обязательно. Но далеко не все можно исправить. И не все педагоги это умеют. Я совершенно точно знаю, что если человек сам поет правильно, он и научит петь правильно. А педагогикой часто занимаются те, чья певческая карьера не сложилась. И от них приходит брак. Множатся все эти вокальные несчастья, искалеченные судьбы.

– А кого из певцов вы могли бы назвать образцом правильного пения?

– В первую очередь Ирину Архипову. Это образец всего. Она всю жизнь строжайшим образом соблюдала режим вокалиста. Знала, как себя вести, что есть и что пить. Идеальная певица. Она могла простудиться, еще чем-нибудь заболеть, но у нее никогда не было никаких изменений голосового аппарата.Галина Вишневская, Евгений Нестеренко, Владимир Атлантов – то же самое. И каждый их спектакль не случайно был событием, произведением искусства. Сейчас, увы, уровень Большого театра очень упал. Это ощутимо не только в зале, но и в кабинете фониатрии. Много людей, у которых есть хороший голос, но не хватает интеллекта, чтобы по-настоящему реализовать этот дар. А ведь только из тех, кто с умом способен распорядиться своим голосом, и получаются настоящие артисты, звезды. К тому же, как только рухнул «железный занавес», все лучшие уехали. И правильно сделали. Великие певцы собираются там, где им творчески интересно и много платят.

– А почему некоторые певцы вынуждены были покинуть сцену Большого на пике своей карьеры, в «золотые годы» театра?

– Один ушел только потому, что не мог бросить курить, и у него образовался отечный узел на голосовой складке, с которым было невозможно справиться. Другой певец, когда пришел в Большой театр, стал настолько популярен, что без удержу участвовал во всех концертах, которые только бывают. Это до такой степени его истощило, что у него началась фонастения. Это заболевание, когда нарушаются связи между корой головного мозга и голосовым аппаратом. Хотя он сам сваливает все на якобы перенесенную на гастролях пневмонию. Но это неправда, я точно знаю.

– Что должно произойти, чтобы к опере Большого театра вернулось ее прежнее величие?

– Вертинский верно заметил: «Измельчал современный мужчина, / Стал таким заурядным и пресным, / А герой фабрикуется в кино, / И рецепты давно уж известны!..»

– Все больше певцов пытаются совмещать оперное и попсовое пение. Это не вредит голосу?

– Подобные вещи абсолютно не полезны. Певец должен четко определиться, кто он есть. Потому что разная манера пения дает разную нагрузку на голосовой аппарат. И постоянные шараханья только калечат голос. Позволять себе совмещать два амплуа могут единицы. Из таких я знаю только Ларису Долину. Она умеет без вреда для голоса, с умом подбирая репертуар, петь и поп, и джаз – это уже высший пилотаж. И у нее с голосом всегда порядок. За это я ручаюсь.

– А многие попсовые исполнители к вам обращаются?

– Почти все. Вся наша эстрада меня хорошо знает и «имеет». Некоторые – Валерия, Киркоров – за своими голосами следят и глупостей не делают.

– Одни певцы и певицы, даже оперные, курят, позволяют себе алкоголь в щедрых дозах, другие – панически боятся кондиционеров, цветов, требуют увлажнитель воздуха себе в гримерку и в номер отеля. Кто из них прав?

– Курение для голосового аппарата – самый настоящий яд. Страшнее ничего быть не может. Первое, куда попадает стоградусный сигаретный дым, – это на голосовые складки, обжигает их, что вызывает резкий прилив крови, и тут же травит весь организм никотином и прочей дрянью – вся таблица Менделеева и канцерогены в придачу. Для меня глотка курильщика страшная картина. А все остальное, кондиционеры, цветы и прочее – все индивидуально. Кто к чему себя приучил.

– А за известной байкой: извини, дорогая, у меня через месяц «Аида», есть хоть немного истины?

– Да. Перед ответственным спектаклем певец не имеет права тратить себя на женщину. Певец должен отдыхать. Есть специальный режим для вокалиста, соблюдение которого увеличивает певческий век.

– Самый вредный для голоса композитор?

– Певцы справедливо очень боятся современных авторов, Шостаковича и Прокофьева, а отдыхают на Верди. Существует история, что к Неждановой и Собинову подошел молодой Прокофьев с просьбой, чтобы они исполняли его оперы. Нежданова в ответ засмеялась и сказала: «Когда вы будете писать, как Верди или Чайковский, я обязательно что-нибудь спою». Так Прокофьев ни с чем и удалился. Когда в Большом театре поставили «Игрока», из теноров только Алексей Масленников согласился петь. И, конечно, ему было крайне тяжело, он часто срывался. Когда пошли спектакли один за другим, меня буквально из ванны вынимали: скорее приезжайте в театр, нужно спасать и певца, и спектакль. Подобные ЧП стали повторяться все чаще. А ведь тогда у Большого театра было две сцены – основная и Кремлевский дворец. Так я и летала с одной сцены на другую. Мне всегда доставалось больше остальных: бегать, выручать, спасать. И мне пришла мысль, что гораздо рациональнее врачу просто дежурить на спектаклях. Так я и ввела эту систему дежурств, которая себя полностью оправдала и ныне прекрасно работает. Певцы знают, что на спектакле всегда есть врач, и чувствуют себя намного увереннее и спокойнее. В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко я тоже ввела такие дежурства. Теперь и другие оперные театры по всей стране стараются работать по этой системе.

– И много работы бывает во время спектакля?

– Роды ни разу не принимала, все остальное было в моей жизни. Иногда во время спектакля происходит нечто страшное. Например, кровоизлияние в связку, как это случилось с Еленой Образцовой во время «Бориса Годунова». Она все поняла, хотя поначалу я с ней не была до конца откровенной. Ведь не всегда у артиста есть замена. И я не имею права всю правду говорить певцу перед началом или в течение спектакля. Иначе, что получится: по моей вине дадут занавес и отменят спектакль в Большом театре? И она вышла на сцену, ни один мускул не дрогнул на лице. Образцова – фантастическая женщина. Королева. И спела тогда превосходно. В экстремальной ситуации артист становится предельно сконцентрированным, выдает 150 – 200 процентов от своих возможностей, работая прежде всего умом, а не связками. Голосовые складки только вибрируют и извлекают звук. Все остальное делают резонаторы. Значит, осторожно их смыкай и звучи, как орган. Эта ситуация еще раз подчеркивает важность владения техникой пения. Если же тупо орать связками, то из кабинета фониатора можно и не выходить. Такое пение и публике не нужно. А мастер может петь и в больном состоянии. Но, естественно, бывают и трагические ситуации, когда мы, врачи, вынуждены категорически запрещать петь. История оперы знает немало случаев, когда, заменив забол

евшую звезду, рождалась звезда новая.

– Есть мнение, что именно злоупотребление фармакологическими препаратами ради возможности петь в любом состоянии погубило и Карузо, и Ланца …

– Ерунда. В те времена толком и лекарств не было. И долгие годы ничего, кроме адреналина, певцам не вливалось. А то, что мы используем сегодня, протестировано, проверено годами и абсолютно безопасно. Сейчас мы располагаем огромным количеством возможностей помочь певцу. Спасаем, помогаем и ни в коем случае не вредим.


Голос без харизмы.
vladkosarev
http://www.aif.ru/culture/opinion/1426214

Я верю в науку, в драматургию Аарона Соркина, в хоккеиста Овечкина, в то, что депутатам законодательно надо запретить шутить, в предрассветный час и в харизму. И не верю в успех победителей «Голоса», успех постфактум.
Вот как раз подозрение в том, что проблема суть запятая в биохимическом факторе. Вольно вам рассказывать про голоса Гариповой, Волчкова, Севары, Наргиз, да кого угодно, голоса и впрямь неплохие, может быть, даже люди всё это славные, но все они обречены, как возникший из ниоткуда и опозоривший нас на весь белый свет Капелло.
Все они хороши в контексте, так сказать, карнавального останкинского водоворота, контролируемого сами знаете кем. А Мурманску Градский не указ, как Пелагея не указ Саратову. И там, и там царит хаос, порождённый информационным тайфуном, и чтоб тебя возлюбили, симпатии Агутина и дружбы с Биланом недостаточно.
Ты должен выглядеть как Мэтью Макконахи, а петь — как Джордж Майкл. Когда я смотрю на выпускников «Голоса», не выключая триумфаторов, у меня ощущение, что у всех у них кризис идентичности. Есть высказывание Шуберта, «существенно уточняющее картину мира»: «Хороший музыкант, если он всего только хороший музыкант, не может быть хорошим музыкантом». Он может быть только аутсайдером, исподволь превращающимся в одержимого.
Говоришь: «Рианна» — сразу понятно, о ком речь, говоришь: «Волчков» — ну да, что-то такое слышал, большой и круглый парень, обязательно много болтает о высоких материях, но из памяти улетучивается, как фильм «Несносные боссы». Какое-то время после программы они гастролируют, а потом дело для всех оборачивается одинаково: одинаково скверно.
Умея, и довольно неплохо, копировать Агилеру и Джо Кокера, а также делать круглые глаза и пускать слезу, они растворяются в пространстве, как футболист Аршавин в алиментах. Такая, грубо выражаясь, получается Севара. Зато Пелагея похудела.

Михаил Калашников
vladkosarev
«Была истинно русская, образная, не замусоренная вульгарными, иностранными, канцелярскими словами речь. Песни, передающие удаль и тоску души. Сказки, которые мы с замиранием сердца слушали, лёжа на печи. Пленяющая душу поэзия. Первый опыт молитвы. Будоражащие детское воображение рассказы из родной истории, о её героях, святых – их них рождалось представление о бескрайности просторов родины, славе её воинства. И труд, с детства воспринимаемый как данность, не казался обузой, а наоборот – был залогом здоровья и свободы, рождал тягу к творчеству.
Сейчас, глядя, как рок вытесняет мелодику русской песни; комиксы – сказки; компьютерные игры и бесконечные зарубежные фильмы по телевиденью – извращают истинную историю; гороскопы, разных мастей маги и прочее язычество заменяет живую потребность в богообщении, а праздность рождает тягу к постоянным развлечениям, остроте ощущений, от которой и до наркотиков не далеко я думаю: а есть ли у нас право обвинять молодое поколение в отсутствии патриотизма? Не обвинять, а помочь им надо – помочь в душе обрести Родину как главное сокровище, за которое и жизнь отдать не жалко».

Шведская музыкальная революция.
vladkosarev
http://www.mk.ru/culture/zd/interview/2013/03/21/829738-leonid-gutkin-evrovidenie-ne-yavlyaetsya-ikonoy-kachestvennoy-popmuzyiki.html

— Опять шведы! Серые кардиналы «Евросонга»! Чуть ли не половина песен конкурса имеет шведские корни. Тот же дуэт Элл и Никки два года назад победил ведь не с азербайджанской, а со шведской песней. Фактически на коне там почти все время Швеция. Вы надеетесь, что это и вам поможет?

— Нет, такого расчета нет. Просто так получилось, что я как автор и продюсер работаю со шведами 20 лет, и нынешняя история выросла из этого обстоятельства сама собой. Что касается успехов Швеции в музыкальной индустрии, то это очевидный факт даже безотносительно к хрестоматийным примерам вроде АВВА или Roxette, Secret Service, Ace of Bace, Army of Lovers и прочему шведскому «музэкспорту». Когда я начал с ними работать, еще не было Бритни Спирс, Кэти Перри, Backstreet Boys, N SYNC и других продуктов мирового масштаба от шведского продюсерского «лобби». Но это уже все висело в воздухе. Переход из количества в качество явно назревал. Я это чувствовал и в каком-то смысле именно из-за этого поставил на Швецию и стал работать с ними. Потом джинн вылез из бутылки — и началась шведская музыкальная революция.

— В чем их секрет? Ведь такая маленькая, северная, холодная страна...

— Есть несколько, и очень простых, секретов. Хорошее музыкальное образование даже в обычных школах. Современную музыку преподают наравне с классикой. Люди играют в группах, им преподают сонграйтинг, то есть как сочинять песни. Преподают отдельным курсом аспекты современного музыкального бизнеса. Относятся к этому очень внимательно на уровне государственной программы. Шведы очень дотошные, обязательные, исполнительные, добросовестные и незаносчивые люди. То, что называется down to Earth (то есть практичные и реалистичные). Продолжение протестантской традиции. Все очень скромно, в Стокгольме ты не увидишь верениц «Бентли» и «Мерседесов», хотя это очень богатая страна. Вычурность у них считается моветоном. И никакого шовинизма. Огромное количество национальностей намешано. И эти педантичность, дотошность и открытость сказались не только на уровне развития культуры, музыки, но и на всей жизни, на экономике в том числе. Все эти вольво-саабы-эрикссоны. Все, что они ни делают, очень и очень качественно. И еще у них очень специфическое чувство мелодии. Их музыка очень универсальна. Американская музыка все-таки больше построена на груве, бите, что, например, к русским слушателям не очень апеллирует. У нас народ больше склонен к линейной мелодичности. А шведы где-то посередине, у них и чувство ритма хорошо развито, и при этом они невероятные мелодисты. Они вылизывают каждую мелодию буквально до миллиметра, до мельчайших, казалось бы, самых незначительных моментов. И что немаловажно для музыкального бизнеса, они не избалованы, как, например, в Лондоне или Лос-Анджелесе, огромными бюджетами, потому что внутренний рынок не очень большой. Они привыкли качественно работать в очень скромных рамках.

— М-да, а у нас тут ракеты, танки, вставание с колен... Похоже, до мировой музыки рука Москвы в отличие от Стокгольма так и не дотянется...

— Мое мнение, что любая рука может сыграть свою партию. Сейчас очень хорошее время, несмотря на то, что музыкальный бизнес стягивается как шагреневая кожа из-за этих даунлодов (скачиваний), Интернета, падения продаж физических носителей и прочей «агрессивной» среды для выживания. Рынок стал меньше, и люди очень открыты к любой музыке. Если музыка хорошая и она приходит из России, из Австралии, из Израиля, откуда-то еще, то люди будут это слушать с большим интересом и энтузиазмом. Нынешняя ситуация сильно отличается от жирных времен жесткого протекционизма 80–90-х годов, когда в той же Америке все, что извне, воспринималось как некий зоопарк. Мы с «Автографом» столкнулись тогда как раз с такой ситуацией, когда в первый раз поехали туда, — мол, русские с гитарами, дичь какая!

— Спасибо t.A.T.u. — успели, к счастью, пока здесь не зацвела милоновщина, прорваться на мировые вершины с подростковой гей-пропагандой. Ну а где все остальное, где эта свежая музыка из России, которую готовы слушать «с большим энтузиазмом»?

— Это уже вопрос не к миру, а к России. Ребята, у вас есть прекрасный пример (или примеры) повсюду, садитесь и пишите. У нас есть одна большая проблема, она же наша национальная гордость — нефтяная труба. Пока бьет нефть, никакой музыки (так же, как конкурентной экономики, промышленности и прочего) не будет. Будут лишь разговоры о том, как ее делать, какая она могла бы быть хорошая, и эти рассказы будут рассказчикам хорошо оплачиваться. А там нет ни рассказчиков, ни слушателей для них. Там, если есть хорошая песня, то положи на стол, если нет хорошей песни, иди жарь пиццу, спасибо, до свидания. Конец истории.

Леонид Гуткин



Взгляд на русский характер.
vladkosarev

http://www.kp.ru/daily/26073.3/2979273/

«При характеристике русских нельзя поддаваться первому впечатлению. Внешний вид русских, их образ жизни следует отнести за счет систематической пролетаризации масс…
Нельзя отрицать талантливость русского народа. Только этим и можно объяснить отдельные выдающиеся достижения русских...
Характерной чертой русских является богатство чувств и аффектов, иначе говоря, интенсивность внутренней жизни. Богатством внутренней жизни и объясняется удивительное сочетание противоположных черт русского характера. Честность, правдивость, доброта и верность сочетаются с замкнутостью, ложью, хитростью, насилием, жестокостью и фанатической ненавистью.
Русский живет не умом, а чувством. Он следует своему сердцу. Этим и объясняется его большая религиозность. Русские веруют, они хотят веровать во что-нибудь или в кого-нибудь: это надо понимать не только в религиозном смысле.
Русский человек привык переносить страдания и обиду... причиненная несправедливость вызывает глубокие моральные переживания, хотя внешне это незаметно. В то время как европеец старается отомстить за обиду, русские научились переносить страдания с фанатическим терпением.
Если же чаша переполнена, русский человек восстает и долгое терпение разражается с бешеной безумной силой.
Характерно также и то, что русским необходимо крепкое руководство (сильная личность). Они радостно следуют за энергичным и признанным ими вождем, который личным примером и теплым чувством сумеет завоевать их доверие. Они готовы на жертвы и являются храбрыми бойцами. Особенно русские благодарны за сердечную теплоту со стороны руководства.
Если русский верит и чувствует справедливое отношение к себе, он готов перенести строгость и даже жестокость…
Хорошее и справедливое обращение для него важнее, чем благоприятные условия жизни. Русские больше всего ценят, как они выражаются, «человеческое отношение». Под этим следует понимать не мягкое обращение, а признание личности. Даже простой русский человек в этом отношении очень чувствителен и обладает чувством личной и нацио­нальной чести…
Русский - восторженный. В своих действиях они всегда ищут идеи. Особенно популярны патриотические идеи, т. к. русские - патриоты. Простой человек в большинстве случаев подсознательно настроен патриотически…
Каждому русскому свойственна глубокая любовь к Родине, к «матушке России». Эта любовь к Родине меньше всего носит национально-политический характер, она относится главным образом к необъятным просторам и естественным богатствам страны. Русские гордятся широтой своей территории и характера. И в действительности отличаются этим во всех отношениях. С европейской точки зрения эта широта беспредельна.
Из характерных черт русских следует отметить еще гостеприимство. Ранее столь известное гостеприимство сохранилось и в условиях современной бедности».
Признаюсь, уважаемые читатели, я цитировал довольно обширные фрагменты этого документа своим знакомым, спрашивая их потом: «Когда и кем все это было написано?» Мнения были разные. Кто-то говорил о том, что это мог написать Достоевский, кто-то думал о Солженицыне. Наиболее продвинутые в политическом отношении граждане считали, что эти строчки родились в недрах госдепартамента США во времена холодной войны. И ни один из опрошенных мной журналистов, студентов и даже ученых мужей не определил точно ни время написания документа, ни авторство.
Итак, время - 30 мая 1943 года. Авторы - сотрудники штаба 3-й танковой армии вермахта. А называется брошюра «Политические задачи немецкого солдата в России в свете тотальной вой­ны». Предназначалась она для занятий с личным составом немецких частей и подразделений…
Эта брошюра попала на стол к Сталину через четыре месяца после издания. Прислал ему ее начальник Центрального штаба партизанского движения Пантелеймон Пономаренко, сообщив, что захватили ее у немцев. При этом он написал в сопроводительной записке, что «брошюра свидетельствует о стремлении германского командования «исправить» отношения с русским населением».
Так какими же видели немецкие пропагандисты идеальные взаимоотношения немецких солдат с жителями оккупированных территорий? Снова обращаемся к тексту документа:
«Чтобы русские признали немецкое господство, необходимо заставить их поверить нам и добиться полнейшего доверия с их стороны там, где нам это выгодно.
Этого можно достигнуть в первую очередь безупречным поведением наших солдат и внимательным отношением к русским с учетом их личных желаний и потребностей. Немецкий солдат должен вести себя с русским как с европейцем.
Немецкий солдат должен стремиться показать себя перед русскими с лучшей стороны; русские стремятся к справедливости, которой они были лишены при большевиках. Если немецкому солдату удастся убедить русских в своей правоте, то наше превосходство перед большевиками станет им совершенно очевидным.
Каждое недозволенное изъятие имущества у русских рассматривается ими просто как воровство.
Наша уверенность в том, что русский за период существования большевизма привык к подобным кражам, совершенно несправедлива. Русские ничего не имеют против военных налогов, если они упорядочены и обеспечивают им прожиточный минимум.
Также необходимо принимать во внимание личные и национальные привычки русских. Следует быть тактичными и вежливыми в обращении с ними. В глазах русских вежливость является признаком культуры.
Грубый и дерзкий тон может обеспечить только временный успех и вызывает у русского чувство страха. Он рассматривается русскими как пренебрежение к их личным и национальным привычкам и обычаям…
Уважение к немецкой армии, послушание по отношению к немецким властям достигаются путем быстрых и строгих, но справедливых наказаний.
Русский послушен и исполнителен, если он чувствует превосходство немецких властей. Русский народ нуждается в постоянном руководстве. Государственная власть в России очень авторитетна и стала для простого русского необходимостью.
Следует постоянно наблюдать за настроением русских, которое часто меняется в зависимости от отношения к ним. Тот же самый русский, от которого путем хорошего отношения можно было добиться доверия, честности и преданности, при чересчур жестоком и несправедливом отношении к нему превращается в замкнутого, недоверчивого и фанатически ненавидящего нас врага...
Во избежание необ­думанных действий со стороны русских необходима строгость и твердость. И то и другое должно быть справедливым. Действовать нужно холодно и разумно, не слушаясь собственного чувства».
История показала, что «действовать разумно и холодно» немцам не удалось. Что-то они не поняли в русском характере, в чем-то их пропаганда допустила промашку. Может быть, в том, что они забыли, что являются прежде всего захватчиками. Реальные события на оккупированных фашистами территориях показывали, что благими намерениями (а весь документ пропитан ими) оказалась вымощена дорога в ад. Для немцев…

Той, которая любит верно
vladkosarev
Той, которая любит верно.
Я, наверное, так любил,
Что скажите мне в эту пору,
Чтоб я гору плечом свалил,-
Я пошел бы, чтоб сдвинуть гору!
Я, наверное, так мечтал,
Что любой бы фантаст на свете,
Мучась завистью, прошептал:
- Не губи! У меня же дети...
И в тоске я сгорал такой,
Так в разлуке стремился к милой,
Что тоски бы моей с лихвой
На сто долгих разлук хватило.
И когда через даль дорог
Эта нежность меня сжигала,
Я спокойно сидеть не мог!
Даже писем мне было мало!
У полярников, на зимовке,
Раз, в груди ощутив накал,
Я стихи о ней написал.
Молодой, я и сам не знал,
Ловко вышло или не ловко?
Только дело не в том, наверно,
Я светился, как вешний стяг,
А стихи озаглавил так:
"Той, которая любит верно!"
Почему на земле бывает
Столько горького? Почему?
Вот живет человек, мечтает,
Вроде б радости достигает...
Вдруг - удар! И конец всему!
Почему, когда все поет,
Когда вот он я - возвратился!
Черный слух, будто черный кот
Прыгнув, в сердце мое вцепился!
Та же тропка сквозь сад вела,
По которой ко мне она бегала.
Было все: и она была,
И сирень, как всегда цвела,
Только верности больше не было.
Каждый май прилетают скворцы.
Те, кто мучился, верно знают,
Что, хотя остаются рубцы,
Раны все-таки зарастают...
И остался от тех годов
Только отзвук беды безмерной,
Да горячие строки стихов:
"Той, которая любит верно!"
Я хотел их спалить в огне:
Верность женская - глупый бред!
Только вдруг показалось мне
Будто кто-то мне крикнул:- Нет!
Не спеши! И взгляни пошире:
Пусть кому-то плевать на честь,
Только женская верность в мире
Все равно и была и есть!
И увидел я сотни глаз,
Заблестевших из дальней тьмы:
- Погоди! Ты забыл про нас!
А ведь есть на земле и мы!
Ах, какие у них глаза!
Скорбно-вдовьи и озорные,
Женски гордые, но такие,
Где все правда: и смех и слеза.
И девичьи - всегда лучистые
То от счастья, то от тоски,
Очень светлые, очень чистые,
Словно горные родники.
И поверил я, и поверил!
- Подождите!- я говорю.-
Вам, кто любит, и всем, кто верен,
Я вот эти стихи дарю!
Пусть ты песня в чужой судьбе,
И не встречу тебя, наверно.
Все равно. Эти строки тебе:
"Той, которая любит верно!"

Эдуард Асадов

Я люблю тебя
vladkosarev
Я люблю тебя больше природы,
Ибо ты как природа сама,
Я люблю тебя больше свободы,
Без тебя и свобода тюрьма!

Я люблю тебя неосторожно,
Словно пропасть, а не колею!
Я люблю тебя больше, чем можно!
Больше, чем невозможно люблю!

Я люблю безрассудно, бессрочно.
Даже пьянствуя, даже грубя.
И уж больше себя - это точно.
Даже больше чем просто себя.

Я люблю тебя больше Шекспира,
Больше всей на земле красоты!
Даже больше всей музыки мира,
Ибо книга и музыка - ты.

Я люблю тебя больше славы,
Даже в будущие времена!
Чем заржавленную державу,
Ибо Родина - ты, не она!

Ты несчатна? Ты просишь участья?
Бога просьбами ты не гневи!
Я люблю тебя больше счастья!
Я люблю тебя больше любви!

Евгений Евтушенко

http://www.evtushenko.net/

?

Log in

No account? Create an account